Главная » Статьи » Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах

Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах

Спортсмены-астматики. Что они делают на Олимпиадах?

Норвежский пьедестал в мужском скиатлоне вызвал волну достаточно ярких комментариев по поводу того, что наш Денис Спицов проиграл трем норвежцам, которые скорее всего, конечно же, астматики. Эту тему, которая в последние годы начала затихать, подожгла новость о том, что сборная Норвегии взяла на Игры 6000 доз лекарств от астмы. «Матч ТВ» пытается разобраться, о чем идет речь, когда говорят о норвежских, британских, голландских астматиках, тактично забывая, что есть они и среди наших спортсменов.

Что это за астма?

Речь, как правило, об отдельном типе астмы, впервые выделенном на Западе и названном exercise-induced аsthma. Устоявшийся русский перевод «астма физического усилия». Это не та болезнь, которую диагностируют в детстве. Проблема носит совершенно другой характер и приобретается уже в зрелом возрасте при занятиях спортом.

Строго говоря, для этого нужна либо врожденная склонность к астматическим проявлениям, либо тяжелейшие условия тренировок. Порой это еще и совпадает. Проявляться проблема может в разных видах спорта, но наибольшее число случаев зарегистрировано у лыжников, биатлонистов и велогонщиков. Это связано с тем, что дыхание у спортсменов осуществляется крайне интенсивно и, чаще всего, холодным и влажным воздухом. У лыжников и биатлонистов – потому что виды зимние, а у велогонщиков – потому что гонка может проходить при холодной весенней погоде. Или трасса может пролегать через перевалы за 2000 метров над уровнем моря, где низкая температура даже летом.

При интенсивном дыхании холодный воздух не успевает согреться в носовых пазухах и сразу попадает в бронхи, вызывая их спазмирование. Любой человек, живущий в большом городе, где воздух чаще всего влажный, может попробовать резко вдохнуть полной грудью, выйдя на улицу при температуре порядка минус пятнадцати градусов. Большинство не сможет это сделать и закашляется. А теперь представьте, что так дышать вам нужно на протяжении часа гонки или двух-трех часов тренировки. Именно поэтому для компенсации дыхания холодным воздухом на тренировках используются специальные мундштуки, один из которых вы можете видеть на фото внизу.

У зимников есть такой термин «пробить легкие». Раньше он был и у конькобежцев, но сейчас они ушли под крышу, и это явление им уже почти незнакомо. При резких нагрузках на морозе, ускорениях в подъемы у лыжников и биатлонистов холодный воздух проходит до легких, промораживая всю дыхательную систему. Раздевалка после соревнований напоминает туберкулезный барак: все надрывно кашляют. Как правило, это проходит через несколько часов. Но регулярное повторение подобных вещей на соревнованиях и тренировках вызывает появление хронической проблемы.

После нескольких лет карьеры в этих видах спорта у некоторых атлетов при выполнении физических нагрузок бронхи сужаются, дыхание затрудняется и эффективность работы падает. За пределами нагрузки все в порядке, люди живут совершенно нормальной жизнью. Про такой тип астмы и идет речь. Чаще всего он именно приобретенный, хотя есть и случаи врожденного.

Как ставят этот диагноз?

Человека помещают в условия, где он должен выполнять нагрузку. Это может быть беговая дорожка, велотренажер и так далее. Для зимников условия приближают к реальным, заставляя вдыхать при этом холодный воздух. Если фиксируются достоверные признаки астматических проявлений – это оно. Фиксируются они, скажу сразу, у подавляющего большинства людей, особенно если тестировать дотошно и именно с холодным воздухом.

Почему одни скандинавы?

Ну, почему же одни скандинавы. Подобные диагнозы ставятся атлетам по всему миру. Скажем, в Британии они поставлены футболисту Дэвиду Бекхэму (с детства), легкоатлетке Поле Рэдклифф и велогонщику Крису Фруму (в зрелом возрасте). К сожалению, у нас существует иллюзия, что российские спортсмены не имеют таких диагнозов и не пользуются соответствующими лекарствами. Однако доклад Макларена раскрыл, что астматики, имеющие разрешения на достаточно высокие дозы лекарственных средств, есть и в сборной России. Александр Легков, например.

Тут вопрос, скорее, в том, что иностранцы особо это не скрывают, ибо знают, что не нарушают правил, имея разрешение. А наши, даже получив его, стараются не афишировать данный факт. Особенность национального менталитета.

Но нельзя не заметить, что оформить диагноз в Скандинавии, да и вообще в Европе, намного проще, чем в России. Поэтому наши атлеты нередко предпочитают для получения статуса астматика съездить на тестирование в одну из европейских клиник.

Это допинг?

Начнем с того, что ряд лекарств от астмы не является допингом и не требует разрешения при соблюдении дозировки. То есть их может использовать любой спортсмен в любой момент, просто купив в аптеке. При прохождении допинг-контроля ему лишь нужно указать в протоколе, что он применял этот препарат и отметить дозировку, то есть сколько пшиков из ингалятора делал в день.

Начиная с определенной дозировки, а некоторые препараты в любой дозировке – это допинг. И для его использования нужно то самое терапевтическое разрешение, которое оформляется, только если у вас есть соответствующий диагноз, подтвержденный документами.

Некоторые противоастматические препараты в высоких дозировках дают антикатаболический эффект, то есть способствуют укреплению мускулатуры. Для этого достаточно даже просто принимать их при помощи ингаляторов. В случае перехода на таблетированные формы, то есть дальнейшего повышения дозировки, проявляются такие эффекты, как повышение температуры тела и ускорение липолиза, что делает, например, кленбутерол популярным жиросжигателем. Однако еще один побочный эффект – сильный тремор рук, что исключает использование таких лекарств в высоких дозировках в биатлоне: невозможно будет стрелять. Прежде всего имеются в виду сальбутамол и кленбутерол, два самых популярных противоастматических препарата, с акцентом на первый. Второй именно для лечения астмы в последнее время используется не так активно.

Случаи лыжника Мартина Сундбю и велогонщика Криса Фрума, обвиненных в превышении разрешенной дозировки, как раз показывают, что даже спортсмены, имеющие разрешения на использование противоастматических препаратов, легко могут перейти границу, просто сделав несколько лишних ингаляций. Почему они их сделали? Один из российских спортсменов, имеющих разрешение на использование сальбутамола, признавался автору в том, что эта штука вызывает что-то вроде привыкания и необходимости повышения дозы, причем привыкание носит не физиологический, а скорее психоэмоциональный характер. Тебе кажется, что «недопшикал».

Они больные?

Мы все больные. Любая профессия формирует группу факторов риска по здоровью. У тех, кто сидит в офисе, развиваются сколиоз и ожирение, у работающих на стройке могут возникнуть проблемы из-за вдыхания строительной пыли, у ювелиров портится зрение, врачи порой заражаются от пациентов. Астма физического усилия – приобретенное профессиональное заболевание, которое компенсируется лекарственными средствами. Не более того. И скандинавы не виноваты в том, что их врачи легче ставят диагноз и быстрее начинают медикаментозную терапию, чем наши.

Опять-таки напоминаю: среди российских звезд, как выяснилось, астматиков, причем с подтвержденным диагнозом, тоже хватает.

Отдышись Зачем норвежцы везут на Олимпиаду мощные препараты

Уле-Эйнар Бьорндален

За два дня до начала Олимпийских игр в Пхенчхане СМИ сообщили, что норвежская сборная привезла на Игры более 6000 доз различных препаратов против астмы. Среди них лекарства, частично запрещенные Всемирным антидопинговым агентством (WADA). Врач сборной Мона Кьелдсберг попыталась оправдать запредельное количество противоастматических лекарств в аптечке: «Количество привезенных нами доз может показаться кому-то огромным. Но если разбить этот объем на доли, вы поймете, что объем не такой уж и большой». Почему норвежские биатлонисты и лыжники повально страдают от астмы, но при этом побеждают — в материале «Ленты.ру».

Среди лекарств, находящихся в аптечке норвежской сборной, оказалось 1800 доз симбикорта, по 1200 — альвеско, сальбутамола и атровента, а также 360 доз вентолина. При этом ряд препаратов против астмы имеет эффект, схожий с анаболиками, увеличивающими физическую силу. Например, сальбутамол с 2017 года находится под частичным запретом WADA. Это значит, что спортсмен может употреблять не более 1600 микрограммов в сутки да и то — только при наличии терапевтического исключения. Так насколько честно принимать лекарства от астмы профессиональному спортсмену? По словам иммунолога-аллерголога Кремлевской больницы, сальбутамол, расширяющий бронхи на короткий срок и увеличивающий частоту сердечных сокращений, может вызвать прилив сил и ощущение, что человек с легкостью выполнит любое физическое упражнение. Симбикорт также лечит бронхиальные заболевания, при этом являясь гормональным средством, а значит повышает общий тонус организма. Подобные эффекты не делают лекарства допингом, а значит чисто формально к норвежцам претензий нет. Но так ли все прозрачно на самом деле?

Астма — распространенное среди скандинавских спортсменов заболевание. Есть астматики и в Финляндии, и в Швеции, но в таких невероятных количествах лекарства в Пхенчхан везут только норвежцы. Кстати, есть мнение, что астма является профессиональной болезнью атлетов, много времени проводящих на морозе и дышащих холодным воздухом.

Беги, стреляй

Сборная Норвегии по биатлону впервые приехала на Олимпийские игры в 1960 году, однако не сумела выиграть ни одной награды. На Играх-1964 Олав Йордет, будущий четырехкратный чемпион мира завоевал для команды бронзу. В 1968 году сборная выиграла первую золотую медаль: это удалось пятикратному чемпиону мира Магнару Сольбергу. Однако короткая череда побед сменилась беспросветной черной полосой: с 1976 по 1994 годы норвежцы оставались на Олимпийских играх без наград.

«Это причиняет боль» Короля биатлона Бьорндалена оставили без Олимпиады

В 1998 году сборная внезапно сделала рывок и завоевывала на Играх в Швеции сразу пять наград, включая две золотые. В 2002 году тогда еще восходящая звезда норвежского спорта Уле-Эйнар Бьорндален стал абсолютным олимпийским чемпионом, принеся в копилку команды сразу четыре золотых медали. На Играх в Турине спортсмен выиграл три награды (два серебра и бронзу), в Ванкувере — серебро и бронзу, в Сочи — еще два золота. При этом звезду норвежского биатлона всю спортивную карьеру подозревали в употреблении противоастматических препаратов. Когда в декабре 2015 года главу Международного союза биатлонистов Андреса Бессеберга спросили, астматик ли Бьорндален, чиновник неуверенно ответил: «Нет. Уже нет».

Читайте также:  Пульмикорт для ингаляций взрослым как разводить с физраствором при астме

Пока Бьорндален скрывает болячки, другие норвежские спортсмены с астмой на протяжении двадцати лет официально бегают и стреляют за сборную. Из них многие становятся чемпионами. Одним из первых был Эгиль Йелланн — двукратный чемпион мира (1998, 2005) и олимпийский чемпион Солт-Лейк-Сити. Вслед за ним с болезнью выступал Ронни Хафсос и выиграл в 2008-м золото чемпионата мира среди военных. С 2012 по 2016 год при проблемах с бронхами Сюнневе Сулемдал завоевала четыре золота мировых первенств. Самой титулованной спортсменкой, выступающей с астмой, стала восьмикратная чемпионка мира Тура Бергер. В активе биатлонистки три медали Олимпийских игр. После золота в Ванкувере болезнь норвежки обострилась: «Я не хочу говорить на эту тему. Хотя действительно, что при сырой погоде мне становится тяжелее дышать». Однако она продолжала тренироваться и сумела завоевать золотую и бронзовую медали Олимпиады в Сочи.

Тура Бергер

Фото: Lehtikuva / Reuters

В данный момент в биатлонной сборной Норвегии есть как минимум одна спортсменка с астмой: Тириль Экхофф уже завоевала два золота чемпионатов мира и полный комплект наград на Играх в Сочи. Теперь она едет за наградами в Пхенчхан. На обвинения в нечестной игре у представителей норвежской сборной готов неоспоримый аргумент. «Это не допинг, потому что медикаменты могут помочь подняться лишь до нормального уровня, до которого без них спортсмен добраться не в состоянии физически. Поэтому, если спортсмен использует лекарства для того, чтобы подняться до того уровня, что и атлеты, у которых нет астмы, это нормально, это честно», — уверен четырехкратный олимпийский чемпион Эмиль Хегле Свендсен.

Легкие лекарства

Историю побед при обилии бронхиальных заболеваниях имеет и лыжная сборная Норвегии. По данным издания VG, из 61 медали, завоеванной лыжниками на Олимпиадах с 1992 по 2014 годы, на долю астматиков приходится 44. В их числе, предположительно, многократные олимпийские чемпионы Томас Альсгорд и Вегард Ульванг. На это также обратила внимание польская лыжница Юстина Ковальчик: «Начиная с 1992 года по крайней мере 70 процентов олимпийских медалей для Норвегии выиграли астматики».

Марит Бьорген

Фото: Lehtikuva / Reuters

С 2001 года больной астмой Тур Арне Хетланн три раза становился чемпионом мира и также выиграл золото Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Майкен Касперсен Фалла завоевала четыре золота мировых первенств и первое место на Играх в Сочи. В одном из интервью спортсменка заявляла: «Без лекарства от астмы я не выступала бы в лыжных гонках. Я полностью завишу от него. Я не чувствую, что в этом есть что-то неправильное. Препарат просто поднимает меня до нормального уровня. Раньше я не могла бегать столько же гонок, что и остальные, потому что испытывала ужасные проблемы с легкими».

Звезда норвежского лыжного спорта Марит Бьорген также страдает астмой в тяжелой форме. Врачи разрешили спортсменке принимать симбикорт, в состав которого входит частично запрещенный сальбутамол. Шестикратная олимпийская чемпионка и восемнадцатикратная чемпионка мира не боится рассказывать о принимаемых препаратах: «Если те, у кого есть астма, не примут лекарство, то у них будут проблемы с легкими. Думаю, что многие завершат карьеру, если лекарство от астмы будет запрещено».

Мартин Сундбю

Фото: TT News Agency / Reuters

Попался

Норвежская сборная лишь однажды не смогла доказать законность принимаемых лекарств. Двукратный чемпион мира и двукратный призер олимпийских игр, лыжник Мартин Йонсруд Сундбю в июле 2016 года был признан виновным в нарушении антидопинговых правил, лишен титула победителя лыжного марафона «Тур де Ски-2015» и дисквалифицирован. Разбирательство по делу Сундбю длилось полтора года. После «Тур де Ски-2015» в допинг-пробе лыжника обнаружили вентолин. Препарат входит в список запрещенных, однако его можно принимать по назначению врачей, если спортсмен страдает астмой в тяжелой форме.

Врачи пытались доказать, что Сундбю болел с детства, а значит имел право употреблять препарат. Однако следствие установило: в допинг-пробе лыжника было обнаружено его содержание, превышающее допустимую медицинскую норму на 35 процентов. Когда дело дошло до Спортивного арбитражного суда, лыжника признали виновным. Однако норвежца отстранили всего на два летних месяца, когда главные лыжные соревнования не проводятся.

Скандал после случившегося набирал обороты. Бывшая норвежская лыжница Сири Халле призналась, что во время спортивной карьеры противоастматические препараты предлагались здоровым лыжникам. Телеканал TV2 анонимно получил от норвежских лыжников информацию о том, что руководство сборной предлагало противоастматические препараты всем, даже не страдающим заболеваниями атлетам.

И пока российские спортсмены страдают от «употребления» допинга, норвежские врачи находят способы обойти запреты и изыскать возможность употреблять стимулирующие препараты на законных основаниях. Принесет ли победу норвежцам мешок с лекарствами на этот раз и вступит ли WADA на путь борьбы с астматиками — пока неясно.

«Без лекарств от астмы начнутся проблемы»: как норвежские лыжники улучшают свои результаты

Шестикратная олимпийская чемпионка по лыжным гонкам норвежка Марит Бьорген призналась, что в случае запрета применения спортсменами лекарств от астмы многие атлеты будут вынуждены завершить карьеру. Слова Бьорген в очередной раз приоткрыли завесу тайны скандинавских «астматиков».

«Многие закончат карьеру, если эти препараты запретят»

Пока Мария Шарапова отбывает дисквалификацию за безобидный мельдоний, многие спортсмены совершенно легально употребляют сильнодействующие препараты от астмы, влияющие на дыхание и увеличивающие объём лёгких. При этом некоторые подобные лекарства, помогающие демонстрировать более высокие результаты, до сих пор не запрещены. Мало того, их возможный запрет вызвал негативную реакцию некоторых скандинавских спортсменов, например, шестикратной олимпийской чемпионки Марит Бьорген.

«Если все мы, у кого есть астма, не сможем принимать лекарства, у многих начнутся проблемы с лёгкими. Думаю, многие лыжники завершат карьеру, если эти препараты запретят», — цитирует Бьорген NRK.

Также норвежка рассказала, что надзор за употреблением спортсменами различного рода препаратов в последнее время серьёзно ужесточился.

«У нас в сборной произошли большие изменения ещё до старта сезона в Бейтостолене. Морскую воду теперь можно использовать только в вакс-трейлере, а если мы принимаем препараты по рецептам, то должны сами их приносить, поскольку врачи сборной больше их не выдают. Если же нужно принимать какие-то другие препараты, то мы должны проверять их на наличие запрещённых веществ сами, используя интернет», — добавила Бьорген.

К слову, на заболевание Марит обращали внимание даже соперницы. Например, полька Юстина Ковальчик в своё время предложила норвежке лучше работать на тренировках, а не в аптеке, подбирая специальные препараты.

«Я много говорила с тренером, мы побаиваемся людей, которые в середине сезона пропускают месяцы, а потом возвращаются ещё более сильными. Я могу во всеуслышание сказать: лекарства от астмы, которыми пользуется Бьорген, помогают лучше дышать. Ты становишься сильнее», — цитирует Ковальчик Sport.pl.

«В нашей команде 50—70% болеют астмой»

Наличие астмы у многих норвежских лыжников давно не является секретом. Так, в феврале заместитель председателя медицинского комитета Международной федерации лыжного спорта (FIS) Инггард Лерей рассказал, что около 40% всех лыжников болеют астмой. По его словам, дело здесь не в желании улучшить свои результаты за счёт приёма специальных лекарств, а в банальном переохлаждении. Якобы спортсмены, с детства страдающие от воздействия низких температур, в результате зарабатывают болезни лёгких. Чтобы решить эту проблему, в FIS даже планируют повысить минимальную температуру, при которой могут проводиться соревнования, с -20 °С до -18 °С.

«Нас никто не хотел слушать»: в России отреагировали на претензии WADA к докладу Макларена

Представители спортивного сообщества РФ отреагировали на письмо МОК, раскритиковавшее доклад Ричарда Макларена о допинге в российском.

Если в федерации говорили о 40% применительно ко всем сборным, то в команде Норвегии не побоялись признаться, что у них астмой болеют 50—70% лыжников, в том числе и Бьорген.

«Я не считал точное количество спортсменов, но 50—70% наших лыжников страдают астмой. Некоторые спортсмены каждый день употребляют медицинские препараты», — пояснил врач норвежской сборной Петер Ольберг.

В Норвегии данный факт принимают как данность, а в соседней Швеции всерьёз намерены бороться за внесение лекарств от астмы в список запрещённых, так как они явно помогают лыжникам работать лучше. Причём в стране намерены добиться цели до начала Олимпийских игр — 2018 в Пхёнчхане.

«Важно рассмотреть этот вопрос с медицинской и этической точек зрения. Мы выступаем за ужесточение правил и хотим, чтобы Международная федерация лыжного спорта и Международный олимпийский комитет сделали шаг в этом направлении», — заявил глава Национального олимпийского комитета Швеции Питер Рейнебо.

Страшная дисквалификация для Сундбю

Сказать, что Всемирное антидопинговое агентство (WADA) совсем не борется с «астматиками», тоже нельзя. Так, летом прошлого года на весь мир прогремела история ещё одного норвежца, Мартина Йонсруда Сундбю. В допинг-пробах двукратного олимпийского призёра было выявлено повышенное содержание сальбутамола, который как раз и применяется для лечения астмы.

Читайте также:  Затруднение выдоха

FIS посмотрела на это дело сквозь пальцы, но в WADA остались недовольны таким решением и обратились в Спортивный арбитражный суд. В результате спортсмен заработал двухмесячную дисквалификацию, которая к тому же пришлась на летний период — страшное наказание для представителя зимних видов спорта.

Мельдоний

«За терапевтические исключения надо наказывать»: создатель мельдония о допинге иностранцев

Латвийский химик Иварс Калвиньш, изобретатель мельдония, из-за употребления которого многие российские атлеты в 2016 году были.

Мало того, примерно в то же время, когда зарабатывал свою «жуткую» дисквалификацию Сундбю, выяснилось, что препараты от астмы могли принимать и совершенно здоровые лыжники, не имевшие соответствующих разрешений от WADA. Об этом рассказал доктор Тур-Эйстейн Эндшё, долгое время работавший с норвежской сборной. По его словам, впервые пресловутые лекарства были использованы норвежцами в 1984 году на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе. Спортсмены жаловались на сильную загазованность воздуха, и медицинский штаб нашёл нетривиальный способ решения этой проблемы.

Кроме того, в ноябре 2016-го выяснилось, что норвежцы во время юниорского чемпионата мира в Румынии активно использовали небулайзеры (приборы для проведения ингаляций). При этом врач сборной объяснил, что вынужден был сделать такое назначение из-за особых климатических условий: якобы у лыжников неожиданно проявились все симптомы астмы. При этом плохое самочувствие не помешало Йоханнесу Клэбо выиграть три золотые медали, и он, не стесняясь, признался, что тоже пользовался небулайзером.

После этого была создана специальная комиссия по расследованию употребления противоастматических препаратов норвежскими лыжниками, в которую вошли представители Финляндии, Дании, Швеции и Норвегии.

Стоит заметить, препараты на основе сальбутамола используются не только норвежцами. Употребляли их и российские лыжники — олимпийский чемпион Сочи-2014 Александр Легков и бронзовый призёр тех же игр Илья Черноусов.

«Они имеют терапевтическое назначение на приём этих препаратов, так как у спортсменов есть поставленный врачом клиники Давоса диагноз — астма. Были прописаны разные для этих двух спортсменов лекарства, потому что астма по своей форме бывает разной. Диагнозы были поставлены Черноусову и Легкову несколько лет назад, принимают ли они средства сейчас, я не знаю», — отметила президент ФЛГР Елена Вяльбе в интервью Sportbox.ru.

Норвежцы возмущены: русские рассказали, что все королевские лыжники — «инвалиды» (ФОТО)

Норвежцы возмущены: русские рассказали, что все королевские лыжники — «инвалиды» (ФОТО) | Русская весна

На днях стало известно, что президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе жёстко потроллила лыжников королевства Норвегия и высказалась об использовании терапевтических исключений иностранными спортсменами.

Вяльбе констатировала тот факт, что на прошедшем в австрийском Зеефельде чемпионате мира российские лыжники стали лучшими среди здоровых спортсменов. Она назвала терапевтические исключения иностранных атлетов легализованным допингом.

«Считаю, что это уже на самом деле безобразие, практически у всех спортсменов есть терапевтические исключения на очень серьёзные препараты», — отметила глава ФЛГР.

Вяльбе добавила, что в сборной России не пользуются терапевтическими исключениями, а в других странах с ними перебор.

Ей в ответ с неподдельным возмущением выступил менеджер сборной Норвегии Видар Лефшус: «Слова Вяльбе звучат странно. У нас есть спортсмены, страдающие астмой. Но препаратами от этой болезни пользуются почти во всех странах. Они не повышают работоспособность».

Ситуацию разобрал популярный блогер Андрей Червонец.

Норвегия — удивительная страна: что ни астматик, то чемпион по лыжным видам спорта! Все норвежские лыжники — астматики, но не все астматики — норвежские лыжники!

И странное заявление от норвежца, что препараты, снимающие лёгочные спазмы, не повышают работоспособность? Это мельдоний не повышает работоспособность, а вот бронхолитики повышают и помещены WADA в список запрещенных препаратов.

Разница в работоспособности между задыхающимся человеком и не задыхающимся всем очевидна.

Смотришь биатлон, там норвежец бежит штрафные круги, в самом конце бежит и тут бац — ближе к финишу он уже первый и всех обгоняет больше минуты, а потом на финиш прибегает и улыбается, он не падает от усталости, он ходит, прыгает от радости.

Тут всё понятно — после приема препарата от астмы бежишь, как робот, пока ноги несут, дыхание вообще не сбивается, сердце из груди не выпрыгивает. Независимо от состояния здоровья, тренированности и вредных привычек — рекорды ставить можно… Так что эти препараты форы дают немерено…

И недаром норвежская восьмикратная олимпийская чемпионка Марит Бьорген заявляла: «Если все мы, у кого есть астма, не сможем принимать лекарства, у многих начнутся проблемы с лёгкими. Думаю, многие лыжники завершат карьеру, если эти препараты запретят».

Понятно, почему завершат. Стоит им хоть одну гонку прокатиться без препаратов, то сразу увидят их реальную и ничего не стоящую силу как спортсменов и Норвегия рискует исчезнуть из списков как спортивная страна.

Но препараты запрещать надо. Кто не может не пользоваться ими хотя бы во время самих соревнований, тем место на Паралимпиаде.

Если же начнутся (от тех же норвежцев) возражения на тему, что препараты лыжникам жизненно необходимы здесь и сейчас, то на это можно заметить, что тем, у кого астма на стадии ремиссии (а если серьёзно болен, то какая Олимпиада?), не нужны никакие лекарства, лекарства требуются только для снятия приступов.

Или вот такой вопрос, ответьте мне, уважаемые читатели, — это нормально, когда норвежцы там все как один после ДРУЖНЫХ астматических приступов сразу на дистанцию идут? А сразу из реанимации стартовать не пробовали? Самим норвежцам не смешны подобные объяснения? Наверное, смешны, поэтому и такая крайне нервная реакция норвежского менеджера.

lyzhnik_norvegiya_astmatik.jpg

Что характерно, все «астматики» сконцентрированы в циклических видах спорта, то есть там, где применение противоастматических средств дает максимальный положительный эффект, если применяет здоровый спортсмен.

Что-то норвежские фигуристки, например, астмой не страдают, так и занимают соответствующие места… Что на них лекарства-то переводить…

Хорошим вариантом было бы не отменять противоастматические средства, а (уверен, ооочень действенная мера будет) напротив фамилии «больного» в итоговом зачете гонки ставить значок «астма». Или это не толерантно по отношению к несчастным спортсменам? Зато по отношению к зрителям, наблюдающим за соревнованиями, будет честно.

В летних видах спорта тоже всё печально и рулят двойные стандарты

tablica_terapevticheskie_isklyucheniya.jpg

И вернусь к теме мельдония, которую я поднял в начале своего комментария.

Американцы продавили запрет препарата, ибо мельдоний в основном принимали наши (как отечественный препарат) для восстановления сердечной деятельности. Зато подобные препараты, используемые западными спортсменами, не запрещены.

skrin_mok_meldoniy.jpg

Мельдоний нормализует, то есть приводит в норму, а допинг активизирует сверх нормы. Используется медиками для восстановления сердечной мышцы. Используется ПОСЛЕ соревнований — и это обыкновенная восстановительная фармакология, которая всегда и везде используется в спорте. Ещё витамины запретите.

А еще российские спортсмены спят и много кушают — тоже надо запретить… Российский спортсмен должен быть голодный и уставший, только в этом случае у честных астматиков и у гимнасток с синдромом дефицита внимания есть шансы побеждать!

Андрей Червонец

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

«Ловушки», в которые можно угодить при лечении бронхиальной астмы

Рисунок 1. Зачастую у больных астмой снижены виды на будущее, хотя некоторые склонны недооценивать тяжесть симптомов своего заболевания Какова дифференциальная диагностика между бронхиальной астмой и ХОЗЛ? С чем связаны возможны

Рисунок 1. Зачастую у больных астмой снижены виды на будущее, хотя некоторые склонны недооценивать тяжесть симптомов своего заболевания

Какова дифференциальная диагностика между бронхиальной астмой и ХОЗЛ?
С чем связаны возможные ошибки в диагностике?
Какова основная роль b-агонистов в терапии бронхиальной астмы?
Как назначаются кортикостероиды?

Несмотря на возросшую компетентность врачей и доступность эффективных методов лечения, смертность от бронхиальной астмы остается высокой. Предотвратить многие смертельные исходы и даже избежать большинства случаев госпитализации можно было бы при проведении правильного лечения.

Необходимо помнить, что ведение больных астмой — процесс сложный и длительный.

Недооценка степени несостоятельности дыхания. Тяжесть состояния пациента и степень несостоятельности его дыхательной системы можно не распознать, если пренебречь тщательным выяснением всех проявлений болезни и построением диаграммы измерений максимальной скорости потока (МСП) выдыхаемого воздуха.

Зачастую у больных астмой снижены виды на будущее, хотя некоторые и склонны недооценивать серьезность симптомов своего заболевания. Чтобы выявить такую недооценку, нужно подробно расспросить пациента, бывает ли у него кашель или хриплое дыхание ночью или при физической нагрузке.

Если пациентам не удается достичь наилучшей возможной функции легких, то для коррекции этого состояния необходимо для начала вычислить нормальную МСП выдыхаемого воздуха для данного пациента, пользуясь диаграммой, прилагаемой к пикфлуометру.

Если измеренная МСП более чем на 20% меньше вычисленной, стоит провести исследование обратимости этого состояния, что делается путем сопоставления МСП или жизненной емкости легких (ЖЕЛ) до и после лечения.

Необходимая терапия может состоять всего лишь в однократном приеме бронходилятатора, но если это не увеличивает МСП на 20%, то есть до вычисленного уровня, могут понадобиться более серьезные меры, например трехнедельный курс системных кортикостероидов (30 мг преднизолона в день для взрослых). Таким образом выясняется наилучший достижимый уровень МСП, на который ориентируются в последующем лечении.

Иногда пациенты сообщают об уменьшении одышки, но при этом значения МСП не изменяются. В таких случаях необходимо провести измерение ЖЕЛ с помощью спирометра, которое может подтвердить улучшение, не определяемое по МСП (рис. 2). Спирометрами в настоящее время укомплектованы все врачебные приемные.

Читайте также:  Лучшие способы восстановить легкие после пневмонии
Рисунок 2. Изменение ЖЕЛ под влиянием курса кортикостероидов. МСП может не измениться, но увеличение ЖЕЛ свидетельствует об улучшении состояния

Бронхиальная астма, замаскированная под хроническое обструктивное заболевание легких (ХОЗЛ). Страдающие одышкой пациенты, которым поставлен диагноз ХОЗЛ или эмфизема, могут иметь скрытый бронхоспастический элемент, обусловленный бронхиальной астмой.

Таким пациентам необходимо провести исследование обратимости процесса, как описано выше. Любое улучшение функции легких можно поддержать, проводя адекватное лечение бронхиальной астмы. При отсутствии улучшения легочной функции назначение кортикостероидов ничем не оправдано, а только приводит к нежелательным побочным эффектам, таким как остеопороз.

Что должен помнить врач, наблюдающий больных с бронхиальной астмой

  • Сказал ли я, что нужно применять спейсер при ингалировании кортикостероидов?
  • Проверил ли я навыки ингаляции?
  • Осмотрел ли я всех пациентов, недавно перенесших тяжелые приступы или госпитализацию?
  • Все ли пациенты с повторными назначениями регулярно приходят на прием?
  • Все ли я сделал, чтобы исключить астму у пациентов с ХОЗЛ?
  • Проводятся ли регулярные проверки для достижения единообразного подхода к ведению астматиков?

Постоянный прием b-агонистов короткого действия. Показано, что лечение астмы постоянным приемом b-агонистов увеличивает гиперреактивность легких и утяжеляет бронхиальную астму [1]. Если пациент использует b-агонисты скорее регулярно, чем случайно, их применение должно сопровождаться назначением ингаляционных кортикостероидов или, если кортикостероиды уже применяются, увеличением их дозы до достаточной, чтобы контролировать астму. Таким образом, b-агонисты оставляют на случаи одышки и хрипов.

Последние методические указания по лечению бронхиальной астмы в Британии рекомендуют начинать с высокой дозы ингаляционных или системных кортикостероидов для достижения быстрого контроля, затем постепенно снижать дозу до минимальной, обеспечивающей нормальное самочувствие пациента и оптимальные значения МСП или ЖЕЛ на фоне минимального применения бронходилятатора (рис. 3). Быстрое облегчение состояния, достигаемое при применении кортикостероидов, улучшает настроение пациента и увеличивает его доверие к лечению.

Рисунок 3. Рекомендуется начинать с высоких доз кортикостероидов, а затем постепенно снижать дозу до минимальной (оптимальные значения МСП или ЖЕЛ)

Последние данные свидетельствуют о том, что назначать кортикостероиды нужно как можно раньше всем астматикам, и не только для контролирования симптомов, но и для предотвращения прогрессирующих структурных повреждений легких, обусловленных хроническим воспалением [2,3]. Это означает, что кортикостероиды следует предпочесть b-агонистам, как только диагноз подтверждается МСП-диаграммой. b-агонисты остаются препаратами резерва на крайний случай.

Возможность альтернативного лечения. Хотя ингалируемые кортикостероиды должны быть краеугольным камнем в лечении астмы, в случаях, трудно поддающихся лечению, можно использовать и некоторые другие препараты. Доказано, что противовоспалительным эффектом обладают теофиллины в достаточно небольших дозах, но надо учитывать в каждом индивидуальном случае их возможное взаимодействие с другими препаратами.

Пожилым пациентам целесообразно назначать ипратропиум. Иногда оказываются эффективными недокромил и кромогликат.

Бронходилятаторы длительного действия, такие как сальметерол, могут облегчать состояние, особенно ночью, блокируя бронхоконстрикторные механизмы. Однако необходимо, чтобы все вышеперечисленные препараты сопровождались применением адекватных доз кортикостероидов.

Техника ингаляции. Нужно добиться, чтобы у пациентов выработались правильные навыки обращения с ингалятором. Врач должен помочь подобрать тот тип ингалятора, который наиболее удобен пациенту, и проверить его работоспособность. Для этого в кабинете врача должен быть полный набор ингаляторов.

Спейсеры. Применяемые вместе с аэрозольными ингаляторами, спейсеры облегчают проникновение препарата в легкие и снижают как накопление его в глотке, так и системное всасывание за счет проглатывания.

Спейсеры помогают координировать выброс препарата со вдохом. Это особенно важно при ингалировании кортикостероидов. Так как кортикостероиды применяются только дважды в день, громоздкий спейсер можно хранить дома.

Спейсеры обеспечивают лучшее накопление препарата в легких, чем распылители. Необходимо правильно их применять: встряхнуть ингалятор, чтобы лекарство смешалось с носителем, и однократно впрыснуть смесь с последующим скорейшим вдохом [4].

Триггерные факторы. Нераспознанные триггерные факторы могут быть и дома, и на работе, и на отдыхе, то есть практически в любом месте. Выявить источник поможет анамнез. Например, при профессиональной бронхиальной астме состояние улучшается во время отпуска и в выходные дни. Отсутствие раздражителя уменьшает или устраняет проявления болезни и снижает необходимость в лекарствах.

Проблемой, которую часто не принимают во внимание, может быть пассивное курение. Такие препараты, как b-блокаторы и нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), также могут вызывать астму.

Использование распылителей (небулайзеров) без фоновой кортикостероидной терапии. При лечении острого астматического приступа без назначения пероральных кортикостероидов все еще используют распылители, которые обеспечивают проникновение более высокой дозы b-агонистов. Это действительно снимает бронхоспазм, но поскольку высокая доза b-агонистов не воздействует на сопутствующий воспалительный процесс, необходимо сразу же дать больному кортикостероиды внутрь, чтобы предотвратить нарастание приступа; эффект бронходилятаторов снижается по мере увеличения отека слизистой.

Если тяжесть приступа такова, что требуется небулайзер, необходимо назначить системные кортикостероиды. Даже при умеренном приступе бронходилятаторы сами по себе приносят лишь временное облегчение и есть опасность повторения приступа — возможно, глубокой ночью!

Несвоевременное назначение оральных кортикостероидов. Если не проводить противовоспалительной терапии, у больных нарастает отек слизистой, что приводит к повторению приступов. Такие пациенты часто нуждаются в госпитализации и назначении высоких доз кортикостероидов в течение нескольких дней, прежде чем у них наступит стабилизация состояния.

Пациенты, подверженные быстроразвивающимся приступам, нуждаются в как можно более раннем назначении кортикостероидов и бронходилятаторов. Они должны уметь распознавать ухудшение состояния, всегда иметь под рукой кортикостероиды и знать, как их использовать. Не следует заставлять этих пациентов дожидаться прихода к ним врача (рис. 4).

Рисунок 4. Зависимость развития острых приступов от времени назначения кортикостероидов и как результат применения длительных курсов системной кортикостероидной терапии. (1) Кортикостероиды назначены сразу после возникновения приступа: выздоровление наступает быстро. (2) Кортикостероиды назначены через 6 часов: выздоровление замедлено. (3) Кортикостероиды назначены позже чем через 12 часов: приступ тяжелый и длительный, выздоровление наступает медленно

Пациенты с постепенным развитием приступов могут подождать и посмотреть, помогает ли увеличенная доза ингаляционных кортикостероидов в сочетании с бронходилятаторами.

Неадекватный курс системных кортикостероидов. Иногда назначенные кортикостероиды отменяют до полного купирования приступа, что ведет к сохранению гиперреактивности бронхов и очередному приступу.

Подобная цепь событий может привести пациента к ложному заключению, что у него бронхиальная астма, трудно поддающаяся лечению.

Ситуацию можно исправить длительным курсом кортикостероидов, продолжающимся в течение нескольких дней после стабилизации состояния, и снижением их дозы постепенно до достижения минимальной поддерживающей.

Прекращение наблюдения за пациентом после острого приступа или госпитализации. Трудности возникают при отмене системного кортикостероида и назначении ингаляционного. В этот переходный период необходимо тщательное наблюдение; по достижении стабилизации состояния дозу ингалируемого кортикостероида постепенно снижают до минимально необходимой, чтобы заболевание никак себя не проявляло и функция легких была оптимальной.

Целью последующего лечения становится поддержание наивысшей МСП, достигнутой в больнице после курса системных кортикостероидов.

Консультация, проведенная через некоторое время после выписки, дает хорошую возможность проверить план ведения пациента, выяснить, что не так, и внести соответствующие поправки.

Кашель и хрипы с гнойной мокротой иногда принимают за легочную инфекцию. Однако мокрота больных астмой содержит гораздо больше эозинофилов, чем полиморфных клеток и бактерий. В пожилом возрасте левожелудочковая недостаточность и сердечная астма должны наводить на мысль о предшествующей бронхиальной астме. Будьте осторожны с b-блокаторами!

Внезапная одышка может быть обусловлена пневмотораксом или легочной эмболией. Хрипы встречаются при туберкулезе легких, бронхиальной карциноме или инородном теле и могут быть четко локализованы. Следовательно, у любого пациента с астмой, развившейся во взрослом возрасте, необходимо провести рентгенологическое исследование органов грудной клетки.

После установления диагноза основная цель врача — освободить пациента от проявлений болезни и оптимизировать функцию легких, а также установить контроль за болезнью. Для этого специально обученный медперсонал должен обучать больных и проверять правильность выполнения ими всех назначений.

Конечно, в некоторых случаях это может оказаться затруднительным, однако план предписанных действий способно усвоить абсолютное большинство больных.

Все пациенты должны:

  • уметь распознать начало приступа
  • знать, как применять высокие дозы b-агонистов;
  • самостоятельно начать прием преднизолона внутрь;
  • знать, когда звонить врачу или отправляться в больницу;
  • все страдающие от приступов, должны быть обеспечены кортикостероидами.

Литература

1. Sears M. R., Taylor D. R. et al. Regular inhaled b-agonist treatment in bronchial asthma. Lancet 1990;336:1491–1396.
2. Tari Haahtela et al. Comparinson of terbutaline with budesonide in newly detected asthma. N Engl J Med 1991;325:388–392.
3. Redingon A. K., Howarth P. H. Airway remodelling in asthma. Thorax 1997;52:310–312.
4. O’Callaghan C., Barry P. Spacer devices in the treatment of asthma. BMJ 1997;314:1061–1062.

Спирометрия при хронической бронхиальной астме

Бочкообразная грудная клетка при хронической бронхиальной астме возникает из-за задержки воздуха в периферических отделах легких, что приводит к постоянному поддержанию грудной клетки в состоянии вдоха. Задержанный воздух не выдыхается и бесполезно занимает большую часть легких (остаточный объем). Это снижает объем воздуха (жизненную емкость легких), входящего в легкое.

Воздух задерживается из-за хронического воспаления, вызывающего отек слизистой периферических бронхиол. При лечении кортикостероидами отек спадает и воздух высвобождается. Это доказывается увеличением ЖЕЛ, определенной спирометрически. МСП может не изменяться (см. рис. 2.)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.